27.03.2017 |
Жизнь института

Безумству храбрых хотели б Песню…


AddThis Social Bookmark Button

Воспользовавшись личными связями, точнее – знакомством с самим председателем клуба дельтапланеристов «Орион» Сергеем Владимировичем Пустынниковым (кафедра ЭСиЭ, между прочим), неутомимые старожилы и ходоки из «Клуба выходного дня» решили, а не полетать ли нам?!

Долго не могли определиться с датой: то просто нечем крыло поддержать, поскольку ни ветерка, ни дуновенья, ни даже шелеста листвы (а она этой зимой она-таки шелестела); то совсем наоборот – «воздуся» деревья валят, образно выражаясь.

 

Но вот, наконец, Сергей Владимирович сказал:

– Поехали!..

И тогда Татьяна с Сергеем да Данилой, Екатерина да с Ниной да с Михайловной, в общем, все – отправились-таки на горку под деревню Магадаево.

 

 

Здесь их терпеливо дожидались славные представители с созвездия (в том смысле, что – «звёздный» народ, летающий) «Ориона».

 

 

Сложными для приземлённого сознания наших «ходоков» оказались три простые, на взгляд «орионовцев», вещи.

 

Во-первых, ветер. Из-за него несколько раз откладывали полёт, потому как – штиль.

Второе: чтобы взлететь, вначале нужно очень быстро, мелко и сильно-сильно бежать до самого до среза склона, а затем опять бежать по воздуху… Хотя, кто рождён ходить, может подумать, какой собственно от этого прок?! Но… Дело в том, что только так и взлетишь.

 

Ничтоже сумняшеся, первым в полёт отправился Сергей. Остальные сторожко наблюдали за тем, как взмыл в небо его дельтаплан с горы.

 

 

Затем замечательно поймала ветер Татьяна… И взлетела! И пошла гордой птицей, да так что под ней только замелькали словно сошедшие с картины известного художника цветущие нивы, широки поля, высокие боры, реки и долы.

 

Впрочем, оставшиеся и пока ещё не взлетевшие, на сём факте бытия без зависти и спеси поставили отчётливо заметный крестик, потом быстро-быстро работали ногами, затем в самый отчаянный момент давали тягу, опять же выпускали закрылки, бежали во все лопатки… Одним словом, включали основные и дополнительные резервы. Неоднократно стремились. Упорно старались… И тоже – ЛЕ-ТЕ-ЛИ!

 

Казалось, весь мир дружно и хором встал на крыло. Сама природа приподнялась над серостью быта, вторя ветру, который тихо насвистывал в ушах что-то похожее на гимн первому и незабвенному полёту.

 

Всё – сияло и искрилось! Солнце искренне плакало из-за туч. Птицы, подняли дружный гомон и хором воспевали гармонию торжества крыл и его подъёмных сил, которые так легко и симпатично поднимали тела, заведомо тяжелее воздуха, на самый воздух и даже выше.

 

И в свободном этом полёте, хотелось крикнуть, всем, кто остался внизу, на планете:

– Смотрите – Эй, вы там! – у нас получилось!..

 

И всего-то причин – Если подумать! – ну, отпустило земное притяжение… Но все были счастливы! Екатерина – не раз… Данила с Сергеем и Татьяной – трижды. Счастьем – Как у первого космонавта! – сияла и искрилась Нина Михайловна Космынина.

 

Хотелось идти, приветствовать, рапортовать… Но тут вдруг пришло понимание, что каждому нужно поднимать свой дельтаплан. Причём туда, откуда он только что так неприхотливо слетал, то есть на самую верхотуру. Ну да это – совсем другая история.